Генерал Платов

Матвей Иванович Платов (1753-1818), потомственный донской казак, прозванный за свою удаль «Вихрь-атаманом», занимает видное место в галерее героев Отечества.

Сын войскового старшины Матвей Платов сызмальства поступил в казацкую службу. Две турецкие кампании, усмирение пугачёвского бунта, войны с кавказскими пограничными народностями, поход против персов – таков был послужной список генерал-майора Платова к началу XIX века. В царствование Павла I Платов, как и многие, подвергся опале и был посажен в Петропавловку. Но в 1801 году Император, задумавший совместно с Бонапартом поход в Индию, освободил казацкого генерала. Император знал, что за Платовым пойдут тысячи казаков хоть к черту. Поход прервался под Оренбургом со смертью Государя, а осенью того же года Император Александр I назначил Платова атаманом Войска Донского.

С атаманством Платова связано основание новой столицы Войска – Новочеркасска – в 1805 году. Вся Россия заговорила о Платове после сражения с Наполеоном при Прёйсиш-Эйлау в 1807 году. При заключении Тильзитского мира Наполеон хотел вручить Платову орден Почётного Легиона, в знак франко-русской дружбы, но атаман не принял награды.

Гроза двенадцатого года

1812 год стал зенитом славы Матвея Ивановича (генерал от кавалерии с 1809 г.). Его казаки прикрывали отступление армии Багратиона к Смоленску, а после Смоленска – отход объединённой армии. Во время преследования Наполеона казаки Платова наводили ужас на французов своими лихими рейдами.

Правда, была у Платова одна типичная для русского человека слабость – любил крепко выпить. За это Барклай-де-Толли и уволил его из действующей армии, но Кутузов после сражения при Малоярославце вернул. Говорят, Платов запил после того, как долго не получал вожделенного графского титула. Ну, а уж когда получил (Высочайшим указом от 29 октября 1812 года) – тут сам Бог велел… Злые языки говорили, что и Наполеона на Березине он упустил только из-за этого своего «сибаритства», как дипломатично называл его порок Барклай.

«Он простые чувства имеет»

В народной памяти Платов остался как настоящий «слуга Царю, отец солдатам». Такая честь выпадала не каждому. На долю Платова судьба щедро отвесила и благосклонности монархов (кроме Павла), и народной любви.

Помните образ Платова в «Левше» Лескова? Где Государь с досадой говорит ему: «Не порть мне политики!»? Платов действительно сопровождал Императора – только не Николая I, а Александра I – во время его визита в Англию в 1814 году. Там атаман получил, один из немногих, почётную саблю с драгоценными каменьями от короля. А Оксфордский университет присудил Платову докторскую степень.

Сам же Платов презрительно относился к иноземным наградам и почестям. И неспроста возникла та роль, которой его наделил писатель в этой повести: служить при Императоре рассудительным голосом русских национальных интересов.